Изречения святых отцов церкви

ФЕОФАН ЗАТВОРНИК «ЦЕЛЬ ЖИЗНИ»           Внутренняя безжизненность – от внутреннего раздвоения. Не осознана единая цель, не сделана она законом жизни — вот дела и идут как придётся. Оттого одни направляются в одну сторону, другие в другую, и здание жизни не созидается. Избери цель и посвяти ей жизнь. Настоящая, главная цель указана богоподобным естеством человека; она — живое богообщение. К этой главной цели обращай и частные цели — учёные, житейские, гражданские, коммерческие, служебные, правительственные. Если бы всякий в обществе держался этого, то в общество был бы внесён один общий строй и все были бы одного духа. Поскольку наша цель — будущая жизнь, а здешняя только приготовление к ней, то тратить всё время жизни только на то, что уместно лишь в этой жизни, а в будущей неприложимо, значит идти против своего назначения и готовить себе в будущем горькую-прегорькую участь. Не то чтобы непременно уж требовалось всё бросить, но, работая сколько нужно для этой жизни, главную заботу надо обращать на приготовление к будущей, стараясь, насколько это возможно, и чернорабочесть земную превращать в средство достижения той же цели.

 

ФЕОФАН ЗАТВОРНИК «ЦЕРКОВЬ БОЖИЯ»           Благодать Божия даётся по вере в Господа в таинствах Святой Церкви. Держись же крепче Святой Церкви Божией и всех её учреждений (правил, традиций), и сила Божия, способствующая всякому добру, всегда будет присуща тебе. Только при этом всегда помни, что освящающие и животворные традиции эти — средства, а не цель; потому и прибегай к ним только для того, чтобы под действием их оживить и напитать скрытые в тебе благодатные силы и выйти потом на делание своё мужем крепким, готовым на всякое благое дело. А если удержишь принятое в себе, не дашь ему исхода в благих делах, будешь неправеден, так же как неправеден тот, кто избегает всего церковного. От неправедных ревнителей благочестия весь строй благочестивой жизни подвергается нареканиям, но это не уменьшает значения этого строя и не оправдывает умствователей, которые чуждаются его только на этом основании.

 

ФЕОФАН ЗАТВОРНИК «ЦЕНА ДЕЛА»            Не внешняя постановка дела даёт ему цену, а внутреннее расположение. Поэтому бывает, что дело, выдающееся во всем отношениях, никакой цены перед Богом не имеет, а дело, с виду незначительное, оценивается высоко. Что отсюда следует, понятно само собой. Но не вздумай кто пренебречь внешним, замышляя ограничиться одним внутренним. Вдовица евангельская (см. Лк. 21, 2-4) не получила бы одобрения, если бы сказала себе: «Желаю пожертвовать деньги и я, да что делать? Только и есть у меня, что две лепты. Отдам их – сама ни с чем останусь». Но она поступила по своему желанию, предав жизнь свою в руки Божии. И если бы она не пожертвовала ничего, никто бы её не осудил, ни люди, ни Бог. Но тогда она не явила бы и такого расположения, которое выделило её из ряда других и сделало известной во всём христианском мире.

 

ФЕОФАН ЗАТВОРНИК «ХРИСТИАНСКАЯ ЖИЗНЬ»           Христианская жизнь — это ревностное стремление пребывать в деятельном общении с Богом, по вере в Господа нашего Иисуса Христа, при помощи благодати Божией, исполнением святой воли Его, во славу пресвятого имени Его. Сущность христианской жизни состоит в богообщении о Христе Иисусе, Господе нашем, — в богообщении, вначале обычно неявном не только для других, но и для себя. Видимое же, или ощущаемое внутри нас, свидетельство о нём – это жар деятельной заботы исключительно о христианском богоугождении, с полным самоотвержением и ненавистью ко всему, что этому противоположно. Так, когда начинается этот жар усердного стремления, тогда положено бывает начало христианской жизни; и в ком он постоянно действует, тот живёт по- христиански.

 

ФЕОФАН ЗАТВОРНИК «ХРИСТИАНИН»           Тот христианин, кто весь во Христе, и что имеет в себе ценного, считает, что всё это от Христа имеет. Спасающийся потому спасается, что облечён во Христа. В этом только положении он имеет доступ к Отцу. Мы – отпавшие от Бога. Только тогда Божия милость к нам простирается и нас, приближающихся, принимает, когда мы приближаемся во Христе. Печать Христова отпечатлевается на всём естестве христианина, и носящий её пойдёт посреди сени смертной и не убоится зла. Для того, чтобы быть таким, мы имеем таинства – крещение и причащение. Но это от лица Господа; с нашей же стороны для принятия таинств должны быть вера, которая исповедует: «Я погибший и спасаюсь только Господом Иисусом Христом». В нас должна быть и любовь, которая стремится всё посвящать Господу Спасителю, ничего не щадя; должно быть и упование, которое, ничего от себя не ожидая, уверено, что не будет оставлено Господом, но всякую будет иметь от Него помощь – и внутреннюю, и внешнюю — всю жизнь, пока мы не будем взяты туда, где Он Сам.

 

ФЕОФАН ЗАТВОРНИК «ХРАМ СЕРДЦА»           Только нерукотворный храм сердца вмещает Бога, как сказал Господь: Кто любит Меня, тот соблюдёт слово Моё; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придём к нему и обитель у него сотворим (Ин. 14, 23). Как это совершается – непостижимо для нас, но так оно есть, ибо очевидно бывает, что тогда Бог производит в нас и хотение и действие по Своему благоволению (Флп. 2, 13). Не рассуждай и только отдай Господу сердце твоё, а Он Сам устроит из него храм Себе, — но отдай безраздельно. Если будут неотданные части, то из него нельзя будет устроить цельного храма, ибо одно будет гнило, другое разбито, и выйдет – если только выйдет – храм с дырами, или без крыши, или без дверей. А в таком жить нельзя; Господа в нём и не будет. Только казаться будет, что это храм, а на самом деле – какое-то нагромождение.

 

ФЕОФАН ЗАТВОРНИК «ХОЖДЕНИЕ В ИСТИНЕ»           Бог есть везде и всё видит – это истина. Кто примет эту истину сердцем и станет держать себя – и внутренне, и внешне – так, как если бы перед ним был Сам Бог и всё в нём видел, тот будет ходить в этой истине. Что Бог над всем властен и что без Него мы ничего не можем успешно делать – это истина. Кто примет её сердцем и станет во всём, что бы ни делал, обращаться в молитве за помощью к Богу и принимать всё, что с ним ни случилось бы, как от руки Господней, тот будет ходить в этой истине. Что смерть каждый час может нас похитить, а тотчас по смерти и суд Божий – это истина. Кто примет эту истину сердцем и станет так жить, тот будет ходить в этой истине. Так и относительно всякой другой истины.

 

ФЕОФАН ЗАТВОРНИК «ФАРИСЕЙСТВО»            Господь укоряет фарисеев не за внешние, заведённые у них порядки и правила поведения, а за пристрастие к ним, за то, что они остановились на одном внешнем почитании Бога, не заботясь о том, что на сердце. Хотя без внешнего нельзя: самое высокое внутреннее требует внешнего – как выражения, как одеяния своего. На деле оно и не бывает никогда одно, а всегда в союзе с внешним; только в ложных теориях их разделяют. Но опять-таки очевидно, что одно только внешнее – ничто; ценность его – от присутствия в нём внутреннего (духовного, Божиего). Между тем мы падки на внешность и видимость; исполнив внешнее, мы бываем спокойны, не думая о том, есть ли тут внутреннее или нет. А так как внутреннее труднее, чем внешнее, то очень легко застрять на последнем, не достигая первого. Как же быть? Надо направлять себя, всегда имея в поле зрения внутреннее, всегда к нему усиленно стремиться сквозь внешнее и при внешнем делании только тогда считать дело делом, когда в нём внутреннее сочетается с внешним. Другого способа нет. Замечательно, что если у человека есть внутреннее, — он никогда внешнего не оставляет, хотя цены особенной ему не придаёт.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *